dmitgu

Category:

2. Порядок прохождения обществом цивилизационных этапов.

. К оглавлению . Показать весь текст .

2.1. Падение Западного Рима и последствия для религии и материальных условий Запада

В Истории есть примеры исчезновения выдающихся – в сравнении с остальными того времени – цивилизаций. Возможно, пример похожей гибели разворачивается в настоящее время с «цивилизованным миром» (Западом) на наших глазах.

Европа после падения Западного Рима не имела 1 П на человека из масс, потому что глобальные технологии Рима (вроде зерна из Египта) были сломаны, а неизбежное падение плотности элиты «выветрило» необходимые знания для поддержания технологий уровня Древнего Рима на территории Европы. Однако антиэнтропийные принципы и поддерживающая их административная структура (Папа и церковь – не разделенная тогда ещё на католическую и православную) – были сохранены. И в недрах церкви отчасти сохранились знания и технологии.

Скорее всего, сохранение церкви варварами связано с эффектом «сладкой смерти» в отношении тех варварских народов, которые эти антиэнтропийные принципы отвергли. Приобщение к богатствам и технологиям Древнего Рима открыло варварским народам (их элите, по крайней мере) возможность жить на основе своих желаний. А это, как мы знаем из теоретической части (1. Появление общества. Его смысл), приводит к «сладкой смерти», если нет хорошо разработанных антиэнтропийных принципов. 

Собственно, само появление антиэнтропийных принципов в древней Истории связано с выходом технологий древних обществ на уровень, позволяющий жить в соответствии со своими желаниями хотя бы для элиты (в наиболее благоприятных местах Земли в то время). А те, кто не смог создать антиэнтропийные принципы для себя – были поглощены «сладкой смертью». В этом, наверно, секрет наступления «Осевого времени» Карла Ясперса – времени создания (квази)религий как обязательной части цивилизации. 

Буду иногда для краткости сокращать термин «антиэнтропийные принципы» до «антиэнтропийки».

Запомним, что варвары Европы восприняли антиэнтропийку Рима чисто утилитарно, не создав её в муках, и не имели понимания причин её необходимости, но взяли как готовый инструмент. Такой инструмент, без которого легко сдохнуть, но не ясно – по каким причинам. Не понимая, что эти причинны – постоянные и принципиальные, а не привходящие.

Итак, имея антиэнтропийку Рима, Запад (в том его исходном варварском виде) получил возможность сохранять и накапливать знания – пусть со сниженного – с момента падения Западного Рима – уровня знаний и технологий.

В силу того, что на одного человека масс в Европе не получалось создать благ в размере даже 1 П, пришлось погружать эти массы в нищету и животность, изымая «излишки» для элиты. 

А с чего тогда столь технологически отсталый Запад в том его исходном варварском состоянии сумел победить Рим? А с того, что даже глобальные технологии Рима были не в состоянии обеспечить в северных (относительно Рима) провинциях уровень достатка 1 П на человека масс при изъятия необходимых для жизни элиты «излишков». 

Технологии ведь подразумевают минимальную плотность населения для массового производства, требуют поддержания дорог, связи, правопорядка и прочей инфраструктуры – весьма дорогой и не окупающей себя в слишком суровых – для данного уровня технологий – условиях. 

Да, если всех аборигенов убить, и использовать только «изюминки» суровых территорий, типа месторождений железа, дорогих минералов, лес и т.п., то такое освоение суровых территорий возможно. Можно даже жить «вахтовым» методом на островках цивилизации среди дикой в остальном природы. Но убить всех аборигенов не удаётся, потому что армия – это тоже снабжение и инфраструктура, а логистическое плечо от «ядровых» земель Рима получалось слишком большим. 

Даже в истории России есть столетняя война с чукчами – и уж их вполне можно было всех истребить, но это не имело экономического смысла – гонять там армию и снабжать её с сумасшедшими расходами на логистику в условиях тех пространств и бездорожья. 

Вообще-то падение Рима считается некоторой исторической загадкой, но, похоже, отгадка довольно простая, если опираться на тот смысл общества, который рассмотрен в теоретической части. Элита Рима стала состоять в том числе и из вождей варварских народов Империи, а этой элите приходилось изымать у своих масс куда больше, чем если оставлять им по 1 П на человека. 

И было не понятно, с чего это жалеть массы «ядровых» земель Рима, раз это такая же часть Империи, что и провинции. Смена властей, гражданские войны, бунты и интриги закончились закономерным воцарением варварских вождей в Риме с 476 г. (Одоакр), хотя сенат прекратил свою деятельность только в 630 году.

Рим погубила его собственная энергия экспансии, такое расширение Империи, которое оказалось несовместимым с её жизнью. Но эта же энергия экспансии продолжила освоение «трудных земель» для человеческой цивилизации. 

К тому же Константин Великий перенес столицу Рима в Константинополь (в 330 г.) и новым «ядром» Рима стал, по существу Восточный Рим (Византия). Оно не включало в себя северные провинции, не возникало из-за этого «лоскутного одеяла», где разным «лоскутам» подходили бы разные технологии жизни. И это «новое ядро» продолжило сохранение и развитие знаний Рима ещё на тысячу лет. 

Судьбу Рима позже отчасти повторила Османская империя, которая тоже в период своего максимального расширения представляла собой «лоскутное одеяло». Что тоже привело к отпадению северных частей Османской империи (не без «помощи» России, конечно), но в остальном её распад был вызван конкуренцией с доминировавшим тогда в мире Западом – с его технологиями и экспансией.

Христианство не вполне вписывалось в реалии варварской Европы. Какое там «христианское отношение», если надо было обдирать массы как липку, чтоб поддерживать знания и потихоньку их развивать. Вот подобные несоответствия породили всякие «заплатки», начиная с проповедей о богоугодности бедности.

Проповедь о благостности бедности – это ведь ложная проповедь. «Не введи меня во искушение» — это молитва и о том, чтобы обстоятельства не были слишком тяжёлыми и неподъёмными для меня. Ведь я – греховный, слабый человек и могу сломаться и сойти с правильного пути. Упование на силу «святости» обычных людей, чтобы она противостояла искушению вырваться из нищеты – это гордыня, это ошибка. Бедность создаёт такие условия, которые зачастую слишком тяжёлые для греховного человека и могут подорвать его стремление осознать Бога. И одобрение бедности свидетельствует об изначальном надломе в восприятии христианства Западом. 

А затем невыносимые нормативы по «богоугодности» бедности привели в противоположную крайность:

Недостаточные материальные условия для общения с Богом создали стремление достичь подходящих условий. И тут эта цель совпала и с соблазнами «сладкой смерти». А возникшее движение к богатству при изначальной слабой духовности склонило чашу в пользу служения мамоне, а не Господу. 

Отсюда уже искажение в другую сторону – либо лицемерие католичества, которое обвиняли проповедники Реформации, либо заработанное богатство как признак совершения богоугодных дел – пусть речь о заработке честным путём, но ведь это ложный ориентир, бывают и бедные святые! 

То есть, Запад встал на путь лжи и самообмана в самом начале своего становления. Другое дело, что христианство можно было бы толковать как некий план создания правильного общества, для исполнения которого и надо прилагать усилия. Этот эффект тоже был, и он положительный, но использованная Западом практическая адаптация христианства к европейским реалиям заложило возможность победы «сладкой смерти» над получившимися искажёнными антиэнтропийными принципами. Неограниченное богатство как цель – это одно из проявлений «сладкой смерти», например. 

Чтобы духовно окормлять – надо иметь материальные условия, а чтобы их иметь – будем убивать и отнимать. Последний пункт вступает в противоречие с тем, что мы рассказываем пастве? Плевать на заповеди на практике, потому что наличие материальных условий для жизни Церкви – необходимое условие. То есть, нажива без особой щепетильности – стала нормой. И при этом – лицемерная проповедь о приличиях. В судах копеечные дела будем решать со всем пиететом, а серьёзные вопросы решим с помощью киллера. И растерзаем любую страну, если это нам выгодно, и если данная страна не может ответить нам тем же. 

Крестовые походы обозначили заведомый разрыв с духовными корнями Юга (а каково лицемерие – и на Византию тоже устроили «крестовый» поход, и грабёж удался), а полноценно духовно окормлять себя сам Запад не мог при том уровне технологий. Попытка же дотянутся до необходимого уровня материального достатка – вступил в конфликт с буквой Христианства, и это повела к фактическому и теоретическому искажению антиэнтропийных принципов. 

Такое развитие событие привело к самоизоляции и отрыву антиэнтропийных принципов Запада от своих корней на Юге. Ему удалось, «выжимая» массы, постепенно создать условия для сохранения и развития знаний внутри Европы. Была достигнута нужная плотность элиты и необходимый (хоть и минимально возможный у большинства в элите) уровень достатка элиты. Но качество его антиэнтропийных принципов оказалось подорванным.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.