dmitgu

Category:

3.2. Получатели выгод и жертвы периода техноскачка

. К оглавлению . Показать весь текст .

А как же быть с материальным расслоением, как быть с «львиной долей» элиты при получении материальных благ на этом неожиданно возникшем «празднике жизни»? Что делать с «руководящей ролью» элиты и поддержанием ею антиэнтропийных принципов? А ничего. Прежнюю элиту просто убивают. 

Дело тут в том, что элита вынужденно расширяется в период техноскачка «чуждыми» ей элементами, а это и приводит её к гибели (мы всё это сейчас разберём). 

А расширяется элита потому, что на этапе техноскачка некоторые люди из масс оказываются более способными к прикладному использованию знаний, чем ориентированная в значительной мере на теорию элита. Массы делятся на 2 категории, по аналогии с 2 категориями внутри элиты. Напомню, что элита делится на:

1. Идеократию, хорошо использующую готовые знания и умеющая их излагать на доступном даже для масс языке – обучая нужным практическим поступкам. Но как прикладники сами они почти ноль – слишком сильно погружены именно в теорию, хотя «мастер-класс» и могут показать – но «не теоретические» нюансы могут их сбить. 

2. Аристократию – людей действия, реалистов, умеющих создавать теории, адекватные реальности и понимающие, как эти теории применять на практике. «Мастер-класс» могут показать, но помимо теории в поступках учитывают ещё и обстоятельства, в которых эта теория применяется. Как учителя лучше идеократов для более квалифицированных учеников. Сами Аристократы медленнее учатся, чем Идеократы и не так «всеядны», потому что более критичны к получаемым знаниям.

Идеократия – это в некотором смысле «мечтатели» и «выживальщики» в рамках имеющихся теорий – которые старательно изучают то, что им преподают, относясь к ошибкам преподавания как к «принятым условностям». Эти «принятые условности» они могут оспаривать, когда выучатся и будут иметь авторитет предложить «новые условности». А аристократия – реалисты, люди действия и создатели нужных теорий – могут и не соглашаться с тем, чему их обучают. В шутку говоря, аристократы – это энергия «Ян» элиты, а идеократы – энергия «Инь».

Массы точно так же делятся на 2 типа людей:

1. Работяги – это тоже «выживальщики» – но только не в рамках теорий, а в существующей реальности. Среди них, кстати, больше всего трудоспособных людей – добивающихся максимально возможного результата внутри имеющихся условий.

2. Буржуи – это реалисты, ориентированные на то, чтобы выбрать/создать наиболее подходящие условия (нужную реальность) для того, чтобы проще и быстрее достичь выгодного им практического результата.

В обычное для Истории время (вне техноскачка) буржуи – это часто торговцы. Найти там, где можно купить дешевле, и продать там, где покупают дороже – самое прямое и очевидное применение своих задатков реалиста-материалиста. Но в период техноскачка найти «как сделать дешевле» проще среди практически освоенных или только придуманных технологий. И буржуй реализует выгодную технологию даже быстрее аристократа, потому что это – вопрос практический. 

Да, буржуй хуже разбирается в теориях, чем тот же аристократ. Мы взяли аристократа из элиты для сравнения с буржуем потому, что аристократ – человек действия, а идеократ в практических делах почти ноль, и в сравнении с практическими способностями буржуя проигрывает сразу. Но худшее знание буржуем теории означает лишь то, что буржуй почти не может создавать или развивать теории. 

Но вот применить готовую теорию на практике для производства выгодного изделия – буржуй может и может лучше аристократа. Лучше потому, что у него есть практический опыт, и он знает, у кого что достать, как наиболее выгодно договориться с нужными людьми (контрагентами, специалистами, работягами), кому это изделие продать и т.д.

Замечу, что все эти преимущества буржуя над аристократом при создании нового производства имеются только в период техноскачка – когда:

1. Создается новое производство

2. Но на базе готовых теорий

По первому пункту:

Когда технология производства не меняется, то отработанные технологии не требуют буржуя – это «имеющиеся условия» и лучше всего там действует «Работяга». И мы сейчас возвращаемся после периода технорывка к жизни без буржуинских инноваций.

Почему теперь получается закрывать свои рынки и возводить протекционистские барьеры, а раньше (в период техноскачка) – не удавалось? Потому, что раньше (в период техноскачка) технологии улучшались, и буржуй-новатор был лучше «традиционалиста». 

А теперь они все равны и за «непослушание» меняем одного игрока на другого. А старого посылаем на фиг, и он ничего не может сделать. Всем безразлично – потому что все производители одинаковы, а изгнанный был ещё и вредным типом. 

«Святое» право собственности сейчас, при завершении периода техноскачка, снова становится деструктивным — любой квалифицированный управленец на месте данного крупного производителя может делать то же самое. С чего это право «стричь овец» давать именно этому гаврику? Только с того, если он полезен общество. А арбитр — государство. Как царь/король давали дружиннику/вассалу землю с крестьянами в пользование за заслуги и под обязанность службы, так же будет и теперь (с поправкой на новую техносреду). Хоть и не сразу. 

По второму пункту:

Если мы создаем что-то теоретически новое, когда в ходе создания надо придумывать и улучшать теорию, то буржуй тут ничего сам сделать не сможет. Да, аристократ хуже буржуя умеет находить поставщиков, договариваться с работниками, находить покупателей. Но он это может делать! Пусть не так быстро, но подобный опыт – дело наживное. Да и людей для этой рутины найти – не проблема. Зато аристократ способен «пробивать» теоретические проблемы. А вот эта преграда для буржуя просто – непреодолима. 

Поэтому космическую отрасль создавал аристократ Королев, а Хрущев (буржуй по своей сути) «блистал» и подгонял материальные ресурсы. Мог бы Королев обойтись без Хрущева? Легко – он и при Брежневе поработал, и при Сталине. А полетели бы мы первые в космос без Королева? Очень сомнительно.

Но вернемся к разбору периода техноскачка.

Элита должна работать на улучшение жизни общества – в смысле развития разума и возможностей общества. И поэтому достижения буржуев она должна признать – иначе в ходе внутриэлитной дискуссии логически будет доказано вредительство тех, кто давит полезную деятельность буржуев, и эти «давильщики» утратят (полностью или частично) своё влияние. 

Отсюда следует, что появляются механизмы по приёму наиболее успешных буржуев в состав элиты – к тому же материальную базу для обеспечения элитного уровня данные новые участники сами себе создали – с пользой для общества. Самый простой способ принятия в элиту (и отражающий деятельность «неофита», кстати) – покупка титулов, что практиковалось во Франции незадолго до Великой французской Революции, например. 

Механизмы расширения элиты могут быть разные, но расширение в период техноскачка неизбежно будет, притом очень значительное. Если при этом ещё и долго остаётся прежняя система привилегий, то это ещё сильнее разбалансирует систему. 

Можно было бы поупражняться на тему устаревших привилегий высших сословий Франции и какую роль это сыграло в радикальных политических переменах, запущенных началом работы Генеральных штатов 5 мая 1789 года. Но и без этих частностей само фактическое расширение элиты в период техноскачка приводит к тем же последствиям, пусть и не таким быстрым и чуть менее кровавым.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.