dmitgu

Category:

3.6. Механизм разложения до общества хотелок в период техноскачка

. К оглавлению . Показать весь текст .

Из общих свойств для периодов техноскачка в «пробном обществе» ещё отмечу, что Идеократия первоначально не уничтожается, обычно. Революция в России 1917 г. – отдельный случай (она делалась идеократами, враждебным не только государству, но и буржуям, и антиэнтропийным принципам), и мы разберем её отдельно ниже. Но обычно идеократы не являются для буржуев прямыми конкурентами – они не практичны. К тому же идеократы нужны для разрешения споров (суды), науки, работы с массами (умеют общаться) и т.п. дел, которые буржуям удаются плохо.

Поэтому идеократия, как правильно, постепенно «нагибается» под нужды буржуев. После уничтожения (физического или фактического устранения от власти) аристократии буржуи устанавливают «общество хотелок». Где декларируется «свобода» и право людей жить «по желаниям». 

Это означает, что государство больше не карает за проявления соблазнов «сладкой смерти». Ведь антиэнтропийные принципы могут быть самые разные, но их отсутствие имеет общие проявления. Например, в Российской империи были христианство, ислам, буддизм, иудаизм и т.д., но были запрещены аборты. А в «свободном обществе» аборты декриминализировали – притом в России это сделали первыми в мире (в 1920 г.) после Революции 1917 г. 

Буржуи не запрещают (как правило) придерживаться антиэнтропийных принципов – они же продают услуги и товары. Им надо подстраиваться под желания потребителей. Нужны крестики – да мы вас ими завалим, только плати. Но соблазны «сладкой смерти» допускают намного более мощные желания, чем если желания сдерживаются антиэнтропийными принципами.

Поэтому тренд, который развивается в обществе после отмены «обязаловки» антиэнтропийных принципов будет состоять в отказе от антиэнтропийных принципов и отказе от законодательных запретов против «сладкой смерти». За извращение, которому человек предаётся с максимальной страстью, человек готов платить значительно больше, чем за «разрешенные» в рамках антиэнтропийных принципах поступки, которые ему не так нравятся.

«Общество хотелок». Назовём пробное общество, в котором после начала периода техноскачка нет обязательного исполнения антиэнтропийных принципов «обществом хотелок».

С точки зрения интересов буржуев человек (не работник данного буржуя) должен работать максимально возможное время с точки зрения максимизации его потребительных возможностей. Вместо молитв он/она должны со всей страстью вкалывать, чтоб заработать на новый музыкальный центр или фаллоимитатор. Но и время для них надо оставить – для покупки и потребления полученных «благ» и чтоб не сдохли в обозримых пределах времени. 

Горизонты планирования у буржуев минимальные в сравнении с Идеократией или тем более Аристократией, но при коротких горизонтах планирования буржуи очень эффективны. Для справки – у Работяг вообще нет никаких горизонтов планирования (они нулевые), как правило. «Статичная» жизнь для них является оптимальной – отсюда хорошая совместимость с долгими проектами Аристократов, кстати.

В завершение данного раздела отмечу, что общество с антиэнтропийными принципами вовсе не обязательно навязывает людям представление о Боге (богах), ритуалах и т.п. нюансах. Древний Рим даёт нам пример общества, в котором были разрешены самые разные антиэнтропийные принципы, которые соответствовали опыту, традициям и теориям, сложившимся у тех или иных групп граждан. 

Поэтому свобода в вопросе выбора антиэнтропийных принципов вполне возможна. Но отсутствие антиэнтропийных принципов – это уже угроза быстрой (по историческим меркам) гибели общества, поэтому за исполнением антиэнтропийных принципов (и тем, чтобы это были именно антиэнтропийные принципы) государство следить должно. И карать, если таких принципов гражданин не придерживается. Но вот выбор среди проверенных вариантов вполне можно оставить на усмотрение граждан.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.