dmitgu

Categories:

5. Советские «массы» как историческое отступление от общества индивидуальностей

. К оглавлению . Показать весь текст .

Почему же изнасилования мужчин в советском обществе и его преступной среде воспринималось так лояльно? А вот давайте рассмотрим недавний пример, когда блогер Стеклов (настоящая фамилия оказалась Синицын) призывал убивать детей сотрудников правоохранительных органов. Притом, что наши правоохранители в ходе контроля ими незаконных демонстраций 27 июля и 03 августа 2019 года действовали просто как добрые детсадовские воспитатели в сравнении с их западными коллегами. 

И вот этот Синицин – он ещё и гомосексуалист. И вот уже мы слышим некоторые намёки, как ему будет «хорошо» в тюрьме. Смысл понятен – это желание, чтобы его там насиловали. Вот и разберём – и призывы убивать детей, и призывы насиловать в тюрьмах.

У меня такое впечатление, что оппы – это продолжение «Бесов» Достоевского – каковыми были коммунисты, убивавшие священников, военных, учёных. И комми-воры (воры периода власти коммунистов и их идейные наследники, я использую тут условный термин «комми-воры») - особо жестокие, настолько, что мафиози из «Крёстного отца», где гордятся Майком, служившим на войне – это гуманисты в сравнении с ними. Комми-воры – ненавидят Родину и готовы убивать и насиловать тех, кто воевал за неё. Как и коммунисты, кстати, когда хватали власть и разваливали страну в конце СССР. 

Хуже того, в ходе «сучьих войн» воров-предателей убивали и насиловали. Так вот, комми-воры относились к изнасилованным ворам как к «опущенным» – а это же герои, отказавшиеся предавать воровские идеалы под угрозой как смерти, так и ещё худшего «наказания» (как многие считают) – изнасилования. Ну, «герои» – если подходить с точки зрения верности воровским «идеалам». 

Ненадолго вернемся теперь к оппам с недавних демонстраций.

Убить Бога и последнее человеческое, искать в массах самое отвратительное, хуже животного и внушать страх – вот какая готовность во всём, любыми методами у тех, кто следует путём предательства Бога. 

Только страх не пускает оппозиционеров, призывающих убивать детей правоохранителей, убивать прямо сейчас, но – если бы они, как коммунисты, разожгли бы самоё черное и злобное в массах – они убивали бы зверски и без сомнений – на мой взгляд. Благо, вся эта сатанинская генерация сходит на нет. 

Не сомневаюсь, что с ними (оппами) будут обращаться в рамках закона – другое дело, что его надо бы активней применять, и где-то ужесточить к таким. Но надо обойтись без аналога «сучьих войн» – когда коммунисты предали воров-фронтовиков, и устроили, фактически, парад отвратительных преступлений – убийств и изнасилований уже с их стороны. Этого и добивается сатанинская генерация – чтобы общество снова «причастилось Зла».

То есть – нельзя практиковать уголовные методы, как какие-то предатели из правоохранителей, которые заталкивали бутылку в зад рецидивисту, в результате чего он умер. Таких предателей надо казнить (или применять заменяющее наказание в период моратория на казни – с судом и всеми процедурами, конечно) – потому что они пресмыкаются перед уголовниками и их методами. 

И вместо «сучьих войн» обществу надо было принять соответствующие законы и расстрелять воров-предателей. Но коммунистическое общество – оно же само было сатанинским. Оно само служило Злу. Теперь, похоже – иначе. Хочется на это надеяться и поддержать эту тенденцию.

А среди масс раздаются зверские голоса – как поступить с оппами. Нет, слушать таких – нельзя, а вот призывать к ответу при слишком явных «намёках» – надо.

Помнится, перед сожжением людей в Одессе 2 мая 2014 года показывали марш футбольных фанатов в Одессе и то, как по ним стреляли из пистолетов. И в сети началось сатанинское «восхищение» этими убийцами, стрелявшими по пусть и националистам, но которые тогда шли мирным маршем. И повеяло жутью. И да – эти события и активное участие в том числе и сатанинских деятелей типа Гиркина с его «маршем на Москву» и подобным бредом – в огромной степени укрепило позиции бандеровцев и прочих фашистов. Этого и теперь добиваются тут, безуспешно, к счастью. Тьфу-тьфу-тьфу. 

Пора менять и комми-воров на хотя бы вариант «крестного отца». Потому что в комми-время с обеих сторон (и воров и государства) находились глубоко опустившиеся люди – если сравнивать их с исторически устойчивым обществом, конечно.

Да, человек греховен, и атеизм, истребление лучших – опустило всё общество на какое-то днище. Но сейчас, по мере исправления ситуации в обществе надо потихоньку менять ситуацию и в преступном сообщество. Оно будет всегда и всегда будет враждебным обществу, но хоть минимально улучшить ситуацию там можно, имхо. Менять законными методами, разумеется, а не методами из сатанинского «арсенала».

Итак: «Мы – (со)общество тех, кто практикует самое страшное социальное уничтожение – помимо смертных кар. И ты никто – даже в этом сатанинском сообществе, и не можешь рассчитывать на хоть какое-то положение даже в нём». 

Вот и всё объяснение, почему в (пост)советском обществе такое отчасти лояльное отношение к изнасилованиям мужчин – это практика «причащения Злом», следствие сатанинской природы как коммунистического периода, так и действовавшего внутри него преступного сообщества. Отсюда же и практика предательства – как со стороны советского государства, заставившего воров-фронтовиков стать самыми злобными беспредельщиками, так и со стороны воров – предавших своих изнасилованных, но героических – по меркам верности их воровским «идеалам» - коллег. 

Им надо было утверждать «мы – общество безжалостных существ», чтобы усиливать страх – притом, любыми методами. Притом, даже чем более бесчеловечными – тем лучше, без всяких приличий, свойственных, например преступникам из «Крёстного отца». И предательство своих героев – демонстрация своей бесчеловечности и предельной жестокости. Так я это всё сейчас понимаю – хотя, не претендую на истину «в последней инстанции». Для окончательных выводов тут нужен специалист по криминальным сообществам, чтобы на основании имеющейся у него достаточно полной информации он мог проверить изложенное тут понимание. 

Был не так давно случай, когда одного казака изнасиловал какой-то абхаз. И казак обратился в правоохранительные органы. Так в сети было немало идиотских претензий к казаку, что вот он не убил того абхаза, а пошёл «ябедничать». Это очень смешно – такие «мачо» с их советами. То есть – по их мнению – казак должен был наплевать на свою семью, оставить её без кормильца, выкинуть свою жизнь, сев на многие годы в тюрьму. Вместо того, чтобы посадить подонка на более чем 10 лет в тюрьму без всяких дополнительных тяжёлых последствий для себя и своей семьи, когда такая возможность - есть?

Разумеется, вышедший после наказания за изнасилование гражданин не должен иметь права даже пискнуть что-то про свою «крутость» или «ничтожество» жертвы того преступления. Не знаю, есть ли такая норма (если нет, то её надо бы принять), но даже за блатной писк типа «терпила» в адрес жертвы – он должен снова отправляться на нары – и очень надолго.

Мужское качество – это не только действовать решительно, но и выбирать наиболее умный путь для действия, когда есть возможность думать и выбирать – а такая возможность в большинстве случаев есть в наше время. Просто качество мышления в нашем обществе было подорвано, когда «благородных» по программе коммунистического классового истребления уничтожали зверски – пытали, ломали рёбра, конечности, отрезали половые органы и – вместе с их друзьями и знакомыми – добивали выстрелами, утапливали, закапывали живьём и т.д. Вот тогда ум в нашей стране был заменен в значительной степени тупорылым «мачизмом», который труслив, на самом деле – который просто есть пресмыкательство перед силой, который труслив даже в том, чтобы думать.

Тупой «мачизм» - это, кстати, бабское проявление в том, в чём женщины не разбираются. В начале 2 сезона «Рим» Атия говорит Антнию про его вынужденное бегство – безоружного – от убийц Цезаря: «Я бы порвала их голыми руками». Антоний: «Тебе легко говорить. Ты никогда не знала жестокости. Двенадцать паршивых псов могут убить человека». 

Любой человек может оказаться в обстоятельствах полного превосходства сил врага. Если тебя избили, скрутили, заломили руки, калечат – это же основание обратиться в полицию, если остался жив? Да. А если тебе в точно таком же беспомощном состоянии, а то и без сознания засунули член в задницу, то – уже – не основание? Чушь же. Надо пользоваться своими преимуществами в применении закона так же, как преступник пользуется своим преимуществом в силе. Это война, все средства хороши – особенно неожиданные и наиболее неприятные для врагов. А кто орёт «нельзя обращаться в полицию» - тоже враги. Кстати, таких надо бы сажать. 

И не надо рассказывать про дуэли с насильниками – это ничем не отличается от «дуэлей» с бешеными собаками, которых правильно просто отстреливать, но раз они в человеческом облике, то надо предварительно доказывать, что это – бешеные псы. 

Кстати, в нормальном обществе изнасилование в ходе войны, например, рассматривается именно как тяжёлый ущерб, полученный человеком при защите своей Родины. И это никак не роняет его честь. Взять того же Лоуренса Аравийского, который был изнасилован турками и описал и этот эпизод в своих мемуарах. Это – война, а на войне, как и в некоторых других экстремальных обстоятельствах, человек может остаться беззащитным перед превосходящей его силой. 

С Лоуренсом Аравийским мы имеем случай, когда общество обитания преступников было защитой этих преступников от кары со стороны Британии. Но в данном случае это и не критично, потому что Турция – другое общество, преступление совершено не внутри того общества, которое Лоуренс Аравийский считал своим и ради которого работал и жил. Поэтому тут нет предательства со стороны Британии, а на своей Родине Лоуренс Аравийский жил и умер уважаемым человеком, другом Черчилля, автором увлекательных и познавательных мемуаров. 

Да и если брать отношение к изнасилованным в тюрьмах США – тоже нет демонстративной бесчеловечности к жертве, как правило. Например, в фильме «Побег из Шоушенга» – главного героя насиловали не один раз, но его всё равно уважало большинство заключённых и ему, в конечном счёте, удаётся разделаться со своими врагами. 

А само советское государство не карало за изнасилования в тюрьмах по причине – указанной в конце третьего раздела: оно не нуждалось в индивидуальностях. Такова природа материализма, не способного объяснить я-концепцию индивидуальности. Само появление индивидуальности ставит под вопрос комми-идеологию и существование государства с коммунистами во главе.

И, кстати, тут мы имеем и объяснение сильного влияния преступных «понятий» на советское общество: преступное сообщество собирало внутри себя тех людей, кто строил свою я-концепцию индивидуальности вне общества. Собственно, это криминальное сообщество и уничтожило в итоге СССР, о чём я говорил в конце третьего раздела. В состав этого криминального сообщества влилась в итоге и активная верхушка коммунистов, что и сделало это сообщество «терминатором» для СССР. Просто индивидуальности – пусть преступные и сатанинские – более эффективны и даже обаятельны, чем сатанинское общество без индивидуальностей.

Смешно, но и я мог бы (да и сейчас нельзя зарекаться – по известной русской поговорке) стать преступником. Более того, меня к этому активно подталкивали! Типа «А что ты ноешь, ну убил бы свою мать и не скулил». 

Во-первых, скончалась она так, как того заслуживала, что дало удовлетворение моему чувству справедливости и без всякого убийства. А, во-вторых, убийством матери я не повлиял бы на разум общества, но, конечно, способствовал бы его разрушению – это альтернативный путь, но я пока не его выбрал. Если к этому пути меня подталкивал бы криминал, то логично ждать не оскорблений, а уважения моей ненависти и даже содействия в убийстве матери. Но ведь «убей» говорят идиоты, встроенные в общество, живущие во «взаимовыгодном» сотрудничестве с ним и при этом делающие усилия по его разрушению. Это – просто предатели.

И чего бы такой провокатор добился, «уговорив» меня стать уголовником? Да я бы и его тоже прикончил – и мог бы сделать это с удовольствием, но не его удовольствием. Причём прикончил бы его/её раньше матери, потому что это проще скрыть (меня нет среди его/её знакомых – я же не поддерживаю отношений с такими) и пока ищут – можно прикончить и мать. Притом, встав на криминальный путь – я не имел бы тех материальных ограничений, которые есть сейчас, когда я следую своим путём вне общества, но не паразитируя на нём. А существенно ослабив материальные ограничения – я стал бы куда эффективней.

Пусть я никто, пусть «даже» не стал уголовником и не стану, допустим. Но откуда кто знает, как отреагирует тот или иной человек на какие-то провокации в итоге? Можно ведь дойти со своей ахинеей до того, о чём говорил Северус Снегг в «Гарри Поттер»: «Вам не нужен такой враг, как я, Квиррелл».

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.