dmitgu

Categories:

Про существо, призывавшее убивать детей правоохранителей

Я про Синицу (ака Стеклов), который размещал в Сети «рассуждения», что к правоохранителям будут приходить вместо их детей снафф-видео со съёмками их детей. То есть — видео с натуральными, а не постановочными съемками про убийства их детей и (читаю уже такое толкование) изнасилованиями.

Существо сейчас напирает, что это «теоретические рассуждения», хотя каждому дураку ясно, что это — именно призывы. Почему?

Потому, что убийство (и изнасилования — если это толкование имеет основания) детей кем-то, со съёмкой видео этого процесса — является запредельным зверством. Изложение этого «теоретического» запредельного зверства без безусловного осуждения такого «теоретического» преступления есть оправдание подобного преступления, потому что является демонстративным отказом от бесспорного осуждения подобного «теоретического» развития событий и этим запускает процесс рассмотрения такого «теоретического» развития событий как возможного.

Более того, известно, что снафф-видео снимают для удовольствия определенного контингента «потребителей», и изложение «теорий» про убийство детей ради съёмок «видео для удовольствия» — это изложение привлекательной стороны такого действия. Призывы – это и есть заявление неких действий как желательных для тех лиц, на которых твои слова действуют. Лица, заинтересованные в снафф-видео – имеются, иначе подобное видео не снимали бы. 

То, что я изложил – совершенно понятно любому нормальному человеку и, значит, с точки зрения вполне обычной логики «творчество» существа в Сети является призывами к съёмкам вышеописанных снафф-видео. Если существо будет строить из себя идиота, заявляя, что такая очевидная логика ему не доступна, то ведь ответственность за преступление наступает независимо от того, понимал ли ты, что творишь или нет. 

Если ты не сумасшедший, то ты – должен был понимать. А нарочно выключать себе мозги (если представить такую «теоретическую» возможность) и говорить «я не понимал» — так ты виновен не только в преступлении, но и что не думал над тем, над чем должен был думать. 

Нюанс 1: 

В толковании статьи 280 УК - Постановление Пленума Верховного суда РФ от 28 июня 2011 г. № 11 – сказано:

«4. Под публичными призывами (статья 280 УК РФ) следует понимать выраженные в любой форме … обращения к другим лицам с целью побудить их к осуществлению экстремистской деятельности»

То есть – тут нет деления на «прямые» слова типа «делай так: …». В разбираемом случае умолчание в части осуждения «теоретического» развития событий является ничуть не менее «кричащим» в публичном пространстве, чем крики «снимай снафф-видео с …». 

Насчёт «с целью» - тут понимается в смысле «как если бы человек отдавал отчёт своим действиям», а не в том, что «мы выяснили его душу и там были вот такие цели» – что доказать и проверить никак нельзя. Призывы «режь прохожих в шляпе» преступник тоже может «объяснять» желанием воспроизводить «красиво звучащую» фразу. Но преступления разбирают на основании проверяемых фактов и исходят из того, что человек должен был отдавать отчёт своим действиям, если он вменяемый. А если не отдавал – с его слов – то это не оправдание.

Нюанс 1 разобрали.

И, кроме того, взгляните на эту ситуацию с точки зрения детей правоохранителей. Они-то уж отлично понимают ситуацию и то, как демонстративно обсуждаемое существо низводит их с уровня человека на уровень одноразового реквизита с чудовищной смертью! И что – надо снова предавать своих детей и оставлять подобное преступление безнаказанным? Смотрите на это не только глазами родителей, но и – глазами детей!

Я уже писал в статье «Честь детей и не только. Я-концепции и безумный материализм», что истязания детей – тяжкое преступление, не меньше, чем изнасилование взрослых. И подробно это обосновываю. А тут – есть истязание, и не имеет никакого значения, понимал это преступник или же нет. Он обязан был это понимать. 

А поскольку я считаю, что закон об уголовной ответственности за истязания детей как за тяжкое преступление необходим, то вполне можно и принять соответствующий закон. И тогда надо придать ему обратную силу. И это я тоже обосновал в 6 разделе той же статьи – «Придание «обратной силы» закону о преступлениях против детства». Вот по этому закону он тоже должен бы ответить.

Нюанс 2:

На самом деле истязание детей возникнет, если общество не отреагирует на разбираемые публичные призывы – именно тогда многим детям укажут, что их можно считать «одноразовым реквизитам» с чудовищным концом их жизни. Но если преступника осудят, то такого истязания не возникнет. Поэтому в случае осуждения за разбираемые призывы вменять в вину следует «покушение на истязание детей». В том предлагаемом мной варианте, когда истязание детей признаётся тяжким преступлением – у него должны быть и «частичные» аналоги. В данном случае – покушение на истязание.

Нюанс 2 разобрали.

Но чего точно нельзя делать – это использовать весь этот сатанинский «арсенал» уголовников – а то уже есть «намёки» на его изнасилования и тому подобное в местах лишения свободы. Это – уголовщина и «причащение Злом». Он должен сидеть долго и в трудных условиях, но трудных – по закону, чтобы общество само не ставило себя на уровень уголовников.

З.Ы. Обсуждение этой же записи на Афтершоке: https://aftershock.news/?q=node/778203

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.