Category:

1. Появление общества. Его смысл.

. К оглавлению . Показать весь текст .

Когда произошло превращение стада предков человека в аналог современного общества? Тогда, когда это прото-общество стало сохранять, и накапливать знания. Не только те знания, которые передаются «от животного к животному». Но даже те знания, которые могут потребоваться лишь в некоторых случаях, довольно отдаленных между собой по времени, и те, которые нужны лишь некоторым участникам коллектива. 

Бывают важные события, типа землетрясений, пожаров, голодных лет и т.п., знания о которых (способ действия в соответствующих ситуациях и поддержка готовности к которым) могут иметь решающее значение для выживания общества. Притом, что эти события случаются редко, а то и крайне редко. Однако, если к ним не подготовиться и не пережить их, то никакой дальнейшей истории у данного общества – не будет. 

Когда возникает необходимость в «теоретических» структурах? Даже раньше, чем возникает счёт и письменность. Те же рецепты по изготовлению орудий труда, оружия, по выплавке металла и т.п. – надо было как-то хранить. В итоге сохранялось то, что передавалось устно, а позже записывалось и было посчитано – и для этого были нужны соответствующие люди, которые занимались не прямой производственной деятельностью или хотя бы занимались ею заметно меньше, чем другие. Позже необходимо было поддерживать инфраструктуру торговли, дорог, собирать средства на армию, готовить эту армию, изучать опыт и обеспечивать обмен информацией – в том числе разведывательной и т.д.

И вот тут важный момент – чтобы сохранять, и развивать знания, необходимо имущественное расслоение – потому что если все поделить поровну в низкопроизводительном обществе, то никто не то, что геометрию не освоит, а ни считать, ни читать не будет уметь (или только и будет уметь, что считать и читать). Потому что ни у кого не будет «свободного времени» (хотя оно «свободное» только от рутинной сиюминутной работы) на освоение и развитие знаний. 

Запомним этот момент – общества с уравниловкой гибли в ходе развития человечества. Собственно, идея Маркса, что прогресс – это борьба классов, тут приобретает вид необходимого условия: «прогресс – только при условии победы «угнетателей» над массами». И «марксистские» хотелки масс тут выступают инволюционной силой, а вовсе не прогрессивной – вопреки мнению Маркса. Удивительно (но на то есть причины) как такой идеологический абсурд как марксизм стал официальной идеологией в некоторых государствах на какое-то историческое мгновение, чуть не угробив соответствующие государства за это мгновение.

На самом деле массы совсем не всегда жаждут поменяться местами с «угнетателями». На Руси одно время был запрещен переход военного сословия в холопы, потому что возможность получать содержание с выделенной тебе земли и крестьян была не такой «сладкой», чтобы скомпенсировать риск гибели на войне и расходы на собственное вооружение, подготовку и т.п. 

Так вот, помимо «принудительного», так сказать, разделения общества на управляющую и работающую части есть ещё и добровольное принятие некоторых воззрений и правил обществом. И вместе с добровольным принятием этих воззрений имеет место быть добровольное (в основном) согласие на выделение ещё одной части общества для сохранения этих воззрений, их развития и толкования событий в обществе как полезных или вредных с точки зрения этих воззрений. «Мировоззренческую» часть общества назовём идеократией, а прочую управляющую часть общества – аристократией (в частности, туда относятся «силовики»). 

Как только человек возвысился над остальной живой природой благодаря наличию разума и общества, так сразу он вырвался из-под власти инстинктов, результатом чего становится смерть без потомства, а не продолжение жизни. 

Дело в том, что в природе принуждение к продолжению рода и жизни содержит в качестве необходимого компонента боль, другие виды страдания и досрочную – при отклонении от «правил» – смерть. А правилами являются – инстинкты. Но боль и другие страдания разум превосходно умеет обойти, заменяя одни инстинкты другими, а выйдя из-под власти правил жизни, диктуемых инстинктами, разум остаётся в подчинении более общего и неустранимого правила – второго закона термодинамики, то есть – правила Смерти.

В конкретной реализации этого 2-го закона термодинамики для разума, вышедшего из-под власти инстинктов, мы имеем уход от работы «не приятных» инстинктов к переключению на работу «приятных». И правило Смерти становится в данной конкретной реализации разновидностью правила Сладкой смерти.

Общества, которые не нашли альтернативы подчинения инстинктам и не создали иных «правил жизни» с включением убедительных страданий и смертей в качестве элементов принуждения к жизни – быстро (по историческим меркам) гибли. По тому же пути сейчас уверенно движется современное «цивилизованное общество» – к своей Сладкой смерти.  Известные примеры будут приведены в последнем разделе (7) данной статьи.

Итак, у исторически устойчивого общества есть 2 важнейшие функции: 

1. Сохранение и развитие знаний, ради чего потребовалось разделение общества на «страты» и имущественное расслоение.

2. Создание и поддержание антиэнтропийных принципов, так как предоставленное себе разумное существо обходит «неприятные» инстинкты за счёт разума, из-за чего в силу вступает 2-й закон термодинамики, а под его действием это существо двигает общество к его гибели в форме «Сладкой смерти».

Первая функция общества касается развития общества. Общество с уравнительством может выжить, если у него есть антиэнтропийные принципы – оно просто не будет развиваться и даже, скорее всего, сильно деградирует. Пример – всякие аборигены, которые всё же разумны, и не вымирают, но чей первобытно-общественный строй (подобный социализму) оставил их в первобытном состоянии. Это тоже убивает – но не в изоляции, а при столкновении с той цивилизацией, общество которой поддерживает свою первую функцию.

А вот вторая функция общества уже касается сохранения самой жизни общества как совокупности разумных членов. Исторически устойчивых обществ без религий или их антиэнтропийных аналогов – нет. Даже первобытные общества придерживаются религиозных воззрений. Из аналогов общества без антиэнтропийных принципов, но не вымирающих – только стаи животных. Но это уже не есть жизнь разумных существ – когда разум реально имеет силы – в том числе и над инстинктами.

Поэтому назовём вторую важнейшую функцию общества – первый принцип защиты жизни (разумной жизни тут). У него будет важное уточнение – второй принцип защиты жизни – который будет сформулирован в 4 разделе.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.