dmitgu

Category:

От разложения из-за Мартина Лютера, до навязывания извращений и вымирания «цивилизованного» общества

В развитие 2-х предыдущих частей:

1. Теория строк и «начальствование»

2. Физические размеры мысли :)

Так всё же – почему наука не стала исследовать дальше рефлексию человека, рассмотренную во второй части, когда попытка человека изучить себя на основе физических законов ускользает от него из-за того, что человек (мы все) являемся проявлением этих физических законов? Ведь мы меняемся под их действием быстрее, чем осознаём (меняясь при осознании) своё устройство? Эта «иллюзия» свободы воли при полном подчинении законам природы. 

Ведь в первой половине 20 века у науки в плане рефлексии были гигантские достижения в математической логике – 1-я и 2-я теоремы Гёделя, в частности. О том, что никакая корректная (непротиворечивая) система не может иметь однозначный ответ («да» или «нет») на любой корректный вопрос, который можно в ней сформулировать (1-я теорема). И что, в частности, если система доказала свою правоту (и/или свои границы), то она – заведомо ошибочная (2-я теорема). 

Более того, исследования в данном направлении были, фактически, прекращены и занимавшиеся ими математические сообщества были уничтожены (не сами люди, но порой и люди) накануне и во время 2-й мировой войны. А позже не было сделано ничего для их восстановления – математиков загрузили практическими задачами. Неужели вопросы жизни и смерти перестали волновать человечество?

Перестал нравиться метод. Теоретический подход – это не просто набор способов решения тех или иных вопросов, но это – строгое разграничение известных нам методов, которые можно применять к тем или иным объектам (или субъектам) при данном уровне нашего понимания. Набор «догматов» и логических следствий из них, за пределами которых мы однозначно констатируем отсутствие наших знаний и методов о данных объектах.

Второй закон термодинамики никто не отменял, и если в системе нет изначальной непротиворечивости, то нарастающий хаос быстро разрушает её. А что может быть гарантией непротиворечивости? Инстинкты (для примитивных существ) и теоретические ограничения – набор «догм» (аксиом) – для разумных систем. 

При этом для разумных систем «догмы» (то есть – опора на теоретический подход с ясным пониманием пределов допустимых методов действий при данном уровне знаний) особенно важны – потому что разум обладает возможность обходить инстинкты. А вот если разум выступает «слугой» человеческих желаний и практических вопросов, то он работает на хаос, и разваливает общество.

Именно поэтому практически на протяжении всей Истории жили, и были способны воспроизводить себя и развиваться только общества с системами догм (религиями, как правило), которые:

1. Были непротиворечивы по своей внутренней логике – что обеспечивало их работоспособность

2. Были бесспорно приоритетными над желаниями людей и их практическими задачами – что обеспечивало защиту от нарастания энтропии.

Другие общества в Истории не выживали и нынешние секулярные «цивилизованные» общества крайне быстро по меркам Истории перешли в фазу разложения и вымирания – когда первоначальное население с его гедонизмом, чайлдфри и т.п. замещается мигрантами, отвергающими подобные «идеалы» и сохраняющими верность своим «не цивилизованным», но успешно сохраняющим их (со)общества тысячи лет догмам. А кто из мигрантов «адаптируется» к «новым идеалам», тот включается в процесс разложения секулярного общества и постепенно сходит на нет вместе с ним. 

Было бы жаль вернуться на предыдущий этап развития, когда прежние догмы потребуют отказа от значительной (не только вредной) части новых научных и технических знаний. А за последние несколько веков этих полезных знаний было получено очень много и практические достижения – огромны.

Но все практические достижения современного секулярного общества были сделаны а условиях приоритета «хотелок» людей и практических задач, что приводит к нарастанию энтропии и уничтожит эти общества при сохранении данных приоритетов. 

Дело могло бы исправить создание новой системы догм и утверждение её приоритета над желаниями людей и их практическими задачами. Но это очень сложно создать – чтобы непротиворечиво и вопреки нежеланию людей современного секулярного общества жить «как хочется». А система догм потребует, ради соответствия этой системе, отказа от множества обычных в секулярном обществе желаний.

Но где же началось крушение исторически устойчивого общества с его приоритетом системы проверенных догм над всем остальным? Ведь общества тысячи лет были (и будут – на мой взгляд) построены по лекалам, аналогичным математическим теориям – с аксиомами и логическими выводами «правильного» и «неправильного», в соответствии с чем и должны были (и будут) жить люди.

Необходимым условием опоры на догмы в обществе является опора на логику при логическом выводе производных истин из набора исходных истин («догм», «постулатов»). И богословские споры, и даже суды инквизиции – соответствовали весьма высоким стандартам по меркам логики и риторики. И не зря взявшие в 1917 г. власть атеисты в России среди первых своих законов запретили преподавание в школах не только закона божьего (декрет об отделении церкви от государства и школы 02 февраля 1918 г.), но и логики (тоже в 1918 – если верить ссылке http://avkrasn.ru/article-126.html ). Из Большой Советской энциклопедии (статья «формальная логика», том 58, 1936 год):

"Ее изучение имеет для нас значение даже и теперь не только потому, что необходимо знать своего врага, но и потому, что с диалектической точки зрения очень важно знать предыдущие этапы мышления. Формальная логика, если взять ее чисто логическое содержание, есть логика низшей ступени мышления".

Но первую и наиболее заметную в Истории манифестацию отказа от приоритета разума (и логики, фактически) мы видим у Мартина Лютера! Напомню, что свои 95 тезисов Мартин Лютер прибил к воротам храма саксонского города Виттенберг 31 октября 1517 г. И затем была принципиальная многолетняя полемика Эразма Роттердамского («Свобода воли» 1524 г) и Мартина Лютера («Рабство воли», в ответ на «Свободу воли»).

Речь, по сути, была именно о свободе/рабстве воли и отношением с Богом в данном контексте. Сам Мартин Лютер писал своему оппоненту Эразму Роттердамскому о (не)свободе воли ( https://proza.ru/2017/06/26/2181 ):

"И я весьма превозношу и славлю тебя за то, что ты один из всех напал на главное, на самую суть спора. Ты не досаждаешь мне не имеющими к этому делу отношения вопросами о папстве, чистилище, об индульгенциях и тому подобных пустяках, за которые до сих пор почти все за мной напрасно охотились. Ты один-единственный увидел суть дела и схватил за горло — я тебе за это от души благодарен. Потому что этим делом я занимаюсь весьма охотно, насколько дозволяют мне время и досуг"

Доводы Лютера ошибочны, так как они опираются – в том числе – на заведомо ошибочную идею о всемогуществе Бога и его предвидение всего. А из этой противоречивой посылки можно вывести что угодно. 

То, что было, по сути, не используемой в логических построениях «сказочной» частью религии, Мартин Лютер делает одной из её основ. Конечно, время постепенно требовала смены опоры на веру – опорой на факты и логику. Да, вопрос о Боге, свободе/рабстве воли и т.п. – это вопрос фактов и логики теперь – на мой взгляд. Но при этом надо было критически пересматривать догматы на предмет их пригодности к логическим построениям. 

А убирая «старую» церковь, как проверенного распорядителя по использованию догматов и делая «сказочное» - допустимым для применения в логических выводах, Лютер получил просто противоречивую «теорию». В итоге это должно было обрушить всю теоретическую «матрицу». А эта «матрица» была основой построения всего общества – оно и рухнуло на Западе – не прошло и трёх веков. До России распад добрался через четыре века после 1517 г.  

Другое дело, что протестантство порой «закручивало гайки» в плане надзора за паствой – вплоть до осуждения завешивания окон. Но это же самое проявлялось и в «кодексе строителя коммунизма» - при узаконивании детоубийства (абортов), разрушении исторической памяти, пропаганде террористов, разрушении условий для жизни и работы наиболее умной/работоспособной части общества, насаждении феминизма, прекращения воспроизводства общества и т.д. и т.п. 

Такой «карго-культ» с «кодексом строителя коммунизма» или «чистой верой», когда строится нечто с шестеренками, коленвалами и прочими деталями машины, но только эта машина никуда не едет и ничего полезного не делает. «Зато» она похожа на то, что недавно было уничтожено Революцией/Реформацией. Видимость успокаивает на какое-то время, но в итоге и муляж можно выбросить – толка от него всё равно нет. 

Простой и очень «мягкий» пример к чему приводит «борьба за чистоту» относительно исходных стандартов, если при этом использованы противоречивые посылки: 

«Достаточно сказать, что во главе крупнейшей лютеранской организации - государственной церкви Швеции - стоит архиепископ Упсалы женщина Антье Якелен, а епископ Стокгольма - мало того что женщина, но и открытая лесбиянка Ева Брунне, проживающая со своей «женой», «священницей» Гуниллой Линден».

https://ruskline.ru/opp/2017/noyabr/3/500_let_pobede_i_porazheniyu_martina_lyutera .

Сравним такой итог влияния идей Мартина Лютера с его оппонентом — Эразмом Роттердамским, который был противником радикализма Мартина Лютера (противоречивого) и был при этом человеком с безупречной моралью и поведением. А это — чрезвычайно важно для утверждения приоритета разума на примере подобных личностей.

Разумеется, разрушительное влияние идей, наиболее ярко озвученных Мартином Лютером, вышло далеко за рамки протестантизма и разрушило, по сути, систему догм не только всего Запада, но и России. И пока ещё не возникло ничего взамен разрушенной системы догм, что позволило бы этим обществам остановить идущие в них процессы разложения и вымирания. 

Таким образом, постепенное разрушение теоретической базы, лежавшей в основе построения исторически устойчивого общества, было инициировано со времён Мартина Лютера его идеями и подобными им. А это в итоге привело и к смене власти. Та власть, что опиралась на догматы в качестве источника истины и в качестве главного критерия верности действий людей и общества, сменилась на власть сторонников приоритета «чаяний простого человека» или «спроса платежеспособных потребителей». Власть людей с теоретической базой – исторически устойчивой – сменилось на власть «практиков» — создающих условия для постепенного разложения и гибели общества.

И при таком рассмотрении недавней истории становится совершенно понятной массовые убийства в ходе Революций, пропаганда извращений, демонстративное оскорбление религиозного чувства, ненависть к логике, старательное торможение исследований фундаментальных человеческих вопросов – о жизни, смерти, смысле и т.п.

«Практики» не способны решать такие вопросы сами, а доверять их решение людям, способным к теоретическим построениям и обеспечивать их ресурсами для этого – это колоссальная опасность для власти «практиков».

В теоретическом плане несовместимые с жизнью разрушения Революция получила ещё в период великих логических открытий. Оказалось, что в основе любых минимально разумных систем лежит некое инженерное проектирование, потому что необходимо стремиться избежать противоречий при построении систем, а для этого необходим разум и приоритет разума над любыми желаниями. И гарантий от ошибок нет никаких. И нет никаких «царей природы», «управляющих собой» самостоятельно. Для Революции (захват власти принципиальными практиками) это была – катастрофа.

С тех пор Революция уже никогда не пыталась вернуться в высокую теорию ради борьбы за власть. Дело ограничилось практической заморозкой развития этого направления (фундаментального ядра науки – логики и близких к ней областей), и невнятными «мнениями» в духе «теоремы Гёделя показали ограниченность формальных систем». Словно у неформальных (практических?) систем есть возможности сверх «формальных» систем и нет принципиальных пороков в сравнении с теоретическими системами. Пороки практических систем, которые делают практические системы непригодными в качестве приоритета организации жизни общества и человека даже на короткую историческую перспективу. 

«Заморозка» научного исследования наиболее фундаментальных мировоззренческих проблем имеет в секулярном обществе ту же природу, что и поддержка извращений. Это поддержка принципа отрицания заповедей, отрицание конечного списка догм и накладываемых ими ограничений, которые всегда лежат как в основе теории, так и в основе исторически устойчивых обществ, враждебных власти «практиков». 

Впрочем, продвижение табуированных религией образов действия настолько же бесполезно для борьбы с приоритетом разума, как бесполезны «опровержения» существования Бога через отрицание его «всемогущества», «сидения на облаке» и прочей «сказочной» части теистического мировоззрения времен царя Гороха. Кстати, «демон Лапласа» мёртв по той же причине, хотя подобные доводы использовались для «опровержения» существования Бога, но принципиальные ошибки атеистов секулярное общество предпочитает не замечать, и не вспоминать. 

Просто дело ведь дошло уже до явных проявлений распада секулярного общества, где маргиналы со своими «хотелками» разносят это общество в прах, но при этом действуют вполне в духе отрицания исторически устойчивых общественных догм. А секулярное общество склонно поддерживать подобный образ действий. Секулярное общество, дошедшее до этапа поддержания процессов собственного явного разрушения.

Раньше в этом обществе не было смысла вести открыто серьёзные мировоззренческие исследования – Наткнулся бы на «кому это надо», «не сходи с ума» и т.п. способы «заморозки» (это самые мягкие). Теперь же власть принципиальных практиков приближается к своему концу и необходимо уже сейчас разрабатывать теоретическую базу (догмы, если угодно) на основе которых будут выстроены общества на месте умерших (в ближайшем будущем) нынешних секулярных обществ. Добиваться успеха в обществе врагов (по сути) разума – это наказание, а не награда. Это усиления врага всему тому, что тебе дорого.

Но сейчас есть шанс способствовать замене идеологической власти врагов разума на нормальное общество – а это ещё важнее, чем личный успех в нормальном обществе. Да, и речь ни в коем случае не идёт об участии в беспорядках, конечно. Необходимы современные решения фундаментальных мировоззренческих вопросов, которые можно будет взять в качестве теоретической базы при восстановлении общества. И весьма вероятно, что смена способа управления общества на новый (но в духе прежнего — до Революции — исторически устойчивого способа) произойдёт мирно — и надо стремиться именно к этому.

P.S. Добавлю, что «теоретический подход» точно так же опирается на реальность, как и практический. Дело в том, что «чистая наука» в отрыве от реальности умирает вместе с занятым данной «чистой наукой» человеком. А что-то серьёзно создаётся коллективами и поколениями исследователей, опирающимися не на эфемерные фантазии, а на реальность — которая есть при мне и будет (была) там и тогда, где меня нет.

Разница теоретического и практического подхода в том, что теоретический включает в себя ограничение на набор исходных понятий. Что позволяет во многих случаях обнаружить невозможность добиться чего-либо и не искать недостижимое вечно. Такие «негативные» возможности исключительно важны для ускорения поиска нужных ответов, потому что позволяют отсечь бесполезные поиска для бесконечного числа рассмотрения разных вопросов. И не повторять пройденное бесконечно.

Но такие дополнительные возможности теоретического подхода имеют свою цену. Внесение ошибки (противоречия) в исходные истины делает исходную теоретическую систему не функциональной, притом «починить» эту систему в общем случае не может ни она сама ни «ремонтник» со стороны — проще создавать заново всю систему, а не копировать прежнюю с её неустранимым пороком. Возможно, именно это и является причиной возникновения смерти. Когда старое поколение исчезает вместе со всеми накопленными дефектами в наборе своих истин, а новое поколение формирует свои теории заново, начиная с «чистого листа» — вплоть до обслуживания себя и освоения языка.

И, разумеется, формирование теорий — намного более сложное дело в сравнении с накопление практических приёмов. Одно только предотвращение противоречий в наборе исходных истин чего стоит! Но только опора на надёжную теоретическую базу даёт устойчивость минимально разумных систем от нарастания энтропии и быстрой гибели.

P.P.S. И ещё — я вовсе не сторонник навязывать религиозность или праведность типа посадки за гомосексуализм. Я против того, чтобы гомосексуализм навязывали (включая демонстрации), а теистов подавляли или даже убивали — как это делали воинствующие атеисты. Умственные вопросы не решаются методом истребления оппонентов. Так можно решить некоторые практические вопросы и доказать свою правоту и ошибку оппонента. И этот же метод принципиальные практики перенесли и в область теоретических вопросов. Но в теоретической области такой метод «доказательства» — ничего не доказывает, «зато» разрушает возможность думать.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.